многоязычная словарная база и русско-иностранные словари
многоязычный словарь
словарь
 
 

Языки Истории Миров

современные языкидревние языкиискусственные языкифантастические языки


История Миров

Вторая экспансия

Вторая экспансия, согласно Истории Миров, характеризуется интенсивным копированием планет, цивилизаций звездных систем и целых вселенных и делится на три основных ветви.

Первая ветвь - это идентикаты, то есть простые копии миров, систем и вселенных, которые развиваются независимо от оригинала с момента копирования.

Вторая ветвь- темпороиды. Это физическая реализация принципа машины времени, не нарушающая основной закон хронодинамики, который гласит, что из прошлого в будущее по каналам глобальной ауры может перемещаться только информация (вернее, полная информация о любом моменте прошлого сохраняется в глобальной ауре и может быть из нее извлечена), а перемещение из будущего в прошлое невозможно в принципе.

Темпороиды преодолевают этот закон, используя информацию, полученную из прошлого, для создания все тех же копий планет, систем или вселенных. Только эти копии извлекаются из разных временных слоев, располагаются в хронологическом порядке и могут быть связаны между собой каналами обычного физического перемещения (нуль-переходом, сверхсветовыми трассами и т.п.).

Классические темпороиды для внутреннего наблюдателя выглядят, как настоящая машина времени - с одним важным уточнением. Попадая в прошлое и изменяя его, он изменяет будущее той хронокопии, в которой он находится, а не той, откуда он прибыл.

Понятно, что и в идентикатах, и в темпороидах наблюдаются многочисленные преобразования языков - но они в общем сходны с естественным развитием языков в мирах-источниках.

Для лингвистических исследований наиболее интересна последняя ветвь второй экспансии - матричные вселенные.

В этой ветви копируются не целые миры, а их отдельные элементы - звездное вещество, планетарный грунт, молекулы атмосферы и воды, клон-клетки растений, животных, и людей и информация из памяти отдельных особей.

Из этих элементов в параллельном пространстве складываются новые миры, и часто бывает так, что в одном месте по случайному принципу или по программе, не зависящей от их воли, оказываются носители разных языков и культур во всевозможных комбинациях - иногда самых невероятных.

Бывают и более сложные случаи - когда на сознание одних людей накладывается аура других, и даже в одноязычной среде развитие языка идет по неожиданному пути. И подчас трудно сказать, чем вызвано именно такое развитие - естественными причинами или причудами ауры.

Исследования, проведенные в одной из таких вселенных учеными цивилизации Бессона выявили, например, определенную корелляцию между местом проживания матричных клонов и их потомков и направлением развития их языка - особенно на ранней стадии.

Вероятно, это связано с общей адаптацией к новой среде, которая направляется скрытой информацией, содержащейся в клон-копиях. Эта информация основана на опыте всей цивилизации-источника и распределяется по клон-копиям произвольно, но сравнительно равномерно. То есть, например, русский человек - точная копия конкретного землянина со всей его памятью - на выходе из клон-маточника где-нибудь в тропической саванне на новой планете, может на подсознательном уровне обладать навыками жизни в саванне, перешедшими к нему от какого-нибудь зулуса.

Но ситуация осложняется тем, что копирование в матричных системах по большей части механическое. То есть система не знает, что полезно, а что - излишне. И вместе с навыками жизни в саванне в подсознании могут всплыть речевые привычки того же зулуса. На сиюминутном уровне это почти незаметно, но на развитии языка сказывается существенно.

Ученые цивилизации Бессона строили свои теории на основе многовекового изучения языков одной из первобытных матричных планет (условное название - Виета). Ее первичным населением была небольшая группа русских, потомки которых уже через несколько столетий распространились по всей планете.

Достаточно сравнить маджиганский язык, на котором говорили некоторые племена в субэкваториальной саванне, с севирским, которым пользовались обитатели лесостепной зоны, чтобы заметить влияние упомянутых скрытых сил.

Вот одна и та же фраза на этих двух языках:

севир. мья баба пъшwа купаса да решики

маджиг. мабабба на риджаан мидза hади

На момент начала исследований эти языки еще не слишком далеко отошли от своего прототипа - русского, но отчетливо видно, что там, где потомки русских жили в привычной для их предков природной среде (севирский ареал) изменений в языке значительно меньше. Эту фразу легко перевести даже тому, кто не знаком с севирским языком - она означает: "Моя жена пошла купаться в реке". А аналогичную маджиганскую фразу без знания языка перевести довольно трудно.

Еще более характерный пример бессознательных языковых предпочтений - название пениса в маджиганском. Этот орган обозначается словом "баданга". Вероятно, это слово поначалу было шутливым эвфемизмом, поскольку происходит оно из русского анекдота. Но анекдот, что характерно, рассказывает о контактах русских и африканцев.

И маджиганский, и севирский язык существовали в форме племенных диалектов, которые заметно различались между собой. Поэтому в Тезаурусе приводятся, как правило, слова этих языков в усредненной форме.

В этой форме маджиганский язык оказывается прямым предком языковой семьи, которая в эпоху ранней государственности распространилась на большей части Южного континента. А севирский язык оказывается предком севарского - родоначальника севарской языковой семьи, которая в более позднюю эпоху стала доминировать на значительной части Северного материка (который даже получил имя Севар или Севарзен).

Интересно, что долгосрочные эксперименты (лонгитюды), которые проводились в Генетриксе и теургенах в эпоху третьей экспансии, подобной корелляции не выявили - то есть дело не столько в ауре места, сколько в информации, которую матрица закладывает в подсознание людей.


Иную модель развития отражает казарский язык. Это язык из ранней истории самой цивилизации Бессона - результат смешения славян и тюрок на обширной степной территории при ощутимом воздействии степной ауры. В казарской орде численно преобладали славяне, но в языке отмечается мощный пласт тюркской лексики, частично переоформленной по славянским образцам ("жилюза" - звезда, "гиза" - девушка). Грамматика казарского языка упрощена по сравнению с обоими источниками, но здесь также явственно прослеживаются тюркские модели - такие, как исчезновение рода существительных и множественное число на -рле / -ле ("гизарле" - девушки, "атаманле" - вожди). С другой стороны, упрощенная система глагольных времен досталась казарскому языку от славян (формы глагола "гутармак" - говорить таковы: "гутарай" - императив, "гутарим" - наст. время, "гутарили" - прош. время, "гутарам буди" - буд. время и "гутариби"- сослаг. наклонение).

Третья экспансия

Третья экспансия в Истории Миров - это прежде всего Генетрикс и его производные. А Генетрикс - это копия Земли образца 1984 года, а также неограниченное количество свободных планет для заселения. Земляне и их потомки заселяют эти планеты на протяжении тысячелетий стихийно и по плану. А планы заселения создают как сами люди, так и высший разум Генетрикса - его Брейн, который представляет собой симбиоз биокомпьютерного и человеческого разума.

Среди производных Генетрикса (эмбриогенных вселенных, порожденных отделившимися от Генетрикса вегетативными отростками-эмбриями) наиболее заметны теургены, кверемоны и андафоры, которые превосходят большинство других ответвлений по "общей массе цивилизации" и разнообразию ее проявлений. Четвертая ветвь - груэры и конгруэры - тоже весьма массивна, однако по своим характеристикам очень напоминает матричные вселенные (хотя люди попадают в эти миры иным способом - не в виде клон-клеток с сохраненной памятью, а в виде готовых клон-копий).

Языковая политика Генетрикса, как и вся его политика вообще, сочетает стихию и планомерность. Создание разумных миров здесь поставлено на коммерческую основу, цивилизации выращиваются на заказ, а заказ (который обыкновенно является плодом установок Брейна, обогащенных фантазией людей) может включать в себя и лингвистические требования. В Генетриксе множество научных и коммерческих учреждений, которые специально занимаются созданием и воссозданием языков или включают эту деятельность в широкий спектр своих услуг.

Тот факт, что большинство проектов мироустройства в Генетриксе - это архаические (первобытные и аграрные) системы, здесь велик спрос как на возрожденные древние языки, так и на специфический контингент заселения, который выращивается в специальных заповедниках путем селекции на протяжении многих поколений. Обычно первое поколение таких общин - это люди, уставшие от цивилизации и переселившиеся на лоно природы в заповедные места. Некоторые из них впоследствии возвращаются к цивилизации, другие же остаются, и их потомки о цивилизации уже не помышляют.

Иногда такие общины говорят на естественных языках, которые без контакта с внешней языковой средой развиваются по собственному пути. Иногда же заповедные общины разбавляются специально подготовленными людьми, которые говорят на воссозданных языках древности, реконструированных праязыках или стилизованных под старину диалектах.

Смешение этих диалектов и реконструкций с естественными языками дает подчас весьма интересный эффект. На заповедной планете Старосвет внедрение элементов воссозданного праславянского языка привело к появлению сотен диалектов разной степени архаичности, которые группируются вокруг местных торговых и культовых центров (Белодвор, Беловодье, Христово Село, Загора, Русалье, Радуница et cetera). А синтез заповедных диалектов на планете Чара породил язык, который можно назвать славянским только с большой натяжкой.

Этот чарский язык не следует путать с языком планеты Чара в Одиссее - вселенной разумных кораблей. Для последнего в лингвистике Истории Миров используется название "чарусский".

Представляет интерес универсальный язык Генетрикса, известный под названием "дендрикс". Его лексика строится на широком использовании интернационализмов, а аналитическая грамматика допускает варьирование сложности системы от абсолютного примитива до полноценного литературного и разговорного языка.

Теургены копируют структуру Генетрикса, но воспроизводят ее в еще более глобальных масштабах (например, используя в качестве источника не одну, а много копий Земли, иногда синхронических, а иногда и диахронических, то есть разновременных).

Кверемоны поражают своим гигантизмом даже на фоне таких систем, как Генетрикс и теургены. Классический кверемон напоминает матрешку, состоящую из планетоидов. Внутренний планетоид может иметь размер, близкий к земному, а каждый последующий - вдвое больше предыдущего. Нетрудно подсчитать, что уже тридцатый планетоид будет в миллиард раз больше Земли, то есть достигнет одного светового года в диаметре. А 64-й планетоид превысит весь объем материи в Земной Вселенной.

Метод материализации протовещества и перенаправления гравитации позволяет создавать планетоиды неограниченного размера, а системы мгновенного перемещения позволяют людям свободно заселять все эти необъятные пространства. То есть не существует никаких ограничивающих факторов для роста населения.

Безграничная численность населения порождает безграничное множество языков. Но особенно интересны кверемонские универсалы. Они часто строятся по принципу "ядра и периферии", который был изобретен задолго до появления Кверемонов, но именно в них достиг наивысшего развития.

Этот принцип предполагает, что диалекты универсального языка могут сколь угодно сильно отличаться друг от друга - вплоть до полного отсутствия взаимопонимания. Но все они сохраняют генетическую связь с ядром языка, и ядро служит языком-посредником для всех носителей без исключения.

Нечто подобное происходит и в обычных языках, когда, например, старшее поколение совершенно не понимает молодежный жаргон, но отцы и дети легко могут объясниться между собой на литературном языке.

Чем обширнее территория, обслуживаемая языком, тем труднее поддерживать языковое единство, и именно на бескрайних просторах планетоидов Кверемона решение этой проблемы методом ядра и периферии особенно актуально.

Что касается Андафоров, то это вселенные, где источником экспансии является копия Земли или матрица, из которой можно вывести копии землян. А далее они и их потомки распространяются по планетам, пригодным для жизни, на сверхсветовых звездолетах. Это самая простая схема, известная еще со времен первой экспансии. А главное отличие андафоров состоит в том, что в них действует ограничение уровня развития цивилизаций, что способствует сохранению естественных языков в мире-источнике.

Если к началу первой экспансии национальные языки на Истинной Земле уже активно оттеснялись на периферию международными, то в ядре любого Диандафора (хотя ядро в данном случае - это копия той же самой Земли) национальные языки сохраняют свою роль неограниченно долго.

Поэтому языки миров и стран в андафорах чаще всего происходят от естественных земных языков и лишь в случае активного смешения разноязыких мигрантов без единой доминанты возникают языки-микст или используются искусственные универсалы.


общий список слов:

А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Ъ   Ы   Ь   Э   Ю   Я   

 

Если вы ищете иноязычное слово, введите перед ним дефис.
Для поиска вариантов слова в теле статей введите перед ним плюс.
Например: "-girl" или "+girl".

о словаре

Рейтинг@Mail.ru

copyleft (o) Антон С. Антонов. 1998 -
copyleft (o) Академия Полной Луны.


бюро переводов: последовательный перевод